Чьих слов мы знакомимся с портретом печорина

Роман М.Ю. Лермонтова "Герой нашего времени" в таблицах » Сочинения, ЕГЭ по литературе

Вопрос 6. Главная жизненная трагедия Печорина состоит: Вопрос С чьих слов мы знакомимся с портретом Печорина?. Впервые на страницах романа дан психологический портрет героя. И, наконец, последнее слово за самим Печориным - его искренняя Печорина мы находим в его же словах: «Послушайте, Максим Максимыч. Но в то же время портрет Печорина, принадлежащий повествователю . что пишет Печорин. Иными словами, мы знакомимся не с Грушницким, но с его состояние персонажа, а отнюдь не как следствие чьих-то злых интриг.

Лишен понимания общего смысла вещей, добр и простодушен. Всегда старается преодолевать обстоятельства.

Роман М.Ю. Лермонтова "Герой нашего времени" в таблицах

Встреча Максима Максимыча с Печориным принесла штабс-капитану разочарование, она заставила бедного старика страдать и усомниться в возможности искренних, дружеских отношений между людьми.

Объяснение такому поведению Печорина мы находим в его же словах: Печорин молод, неопытен, чувства его пылки и стремительны, впечатлителен и романтичен, ищет приключений, готов рисковать. Отношение Печорина к персонажам повести: Судьба мальчика вызывает сочувствие, несмотря на то, что он обокрал Печорина.

В ней было много породы Хотя в ее косвенных взглядах я читал что-то дикое и подозрительное Как только он чувствует приближение какой-либо тайны, сразу же забывает об осторожности и стремительно движется навстречу открытиям.

Но ощущение мира как тайны, интерес к жизни сменяются равнодушием и разочарованием. Повесть "Княжна Мери" 1. Водяное общество - для Печорина социально близкая среда, но, тем не менее, автор представляет отношения героя с дворянством как конфликт.

Из чего складывается конфликт? Я его тоже не люблю: Этапы развития отношений между княжной и Печориным Раздражение, которое вызвано отсутствием внимания Печорина к княжне. Вера - единственная женщина, которую любит Печорин.

  • Тест. М.Ю.Лермонтов "Герой нашего времени"
  • Образ Печорина в романе Лермонтова «Герой нашего времени»
  • Тест по литературе по роману "Герой нашего времени"

Тем более, что это одна женщина, которая меня поняла совершенно, со всеми моими мелкими слабостями, дурными страстями Неужели зло так привлекательно? Сказано же в предисловии к роману: Впрочем, видеть в этих словах некое осуждение героя автором было бы опрометчиво.

Это заявление не лишено мистифицирующего смысла: Байрон в предисловии к поэме "Паломничество Чайльд-Гарольда" тоже писал о том, что его герой безнравствен и порочен, а на самом деле Чайльд-Гарольд — поэтический двойник самого автора. Отношения автора и персонажа в "Герое нашего времени" далеко не столь просты, но и Лермонтов, и его читатели, воспитанные на произведениях английского поэта, не могли не сопоставлять эти два предисловия.

Романтизм опоэтизировал и отчасти оправдал порок. Для Печорина — литературного наследника романтических персонажей опасна не порочность как таковая, а "мелочность" в пороках. Но герой, заявляющий о своем демонизме, о "вампирическом" наслаждении, испытываемом при мысли о страданиях княжны Мери, — этот герой может заставить содрогнуться, но едва ли будет укорен в заурядности, в пошлости натуры.

Доказать же, что эти и подобные слова лермонтовского персонажа — игра, рисовка, практически невозможно. Конечно, Печорин лишен простоты и душевной незамутненности Максима Максимыча. Но он не "хуже" этого персонажа, "естественного человека", просто он. Что же касается повествователя, то его преимущества перед Печориным вовсе не очевидны.

Да, он любопытствующий путешественник, интересующийся историей Кавказского края; да, он литератор; да, ему симпатичен простодушный Максим Максимыч. Но и Печорин, быть может, не совсем безразличен к достопримечательностям Кавказа; и он ведет свой "Журнал" и думает о публикации некоторых фрагментов; он холоден при встрече с Максимом Максимычем — но что поделать, он не ощущает в бедном штабс-капитане своего друга.

Но "Печорин и повествователь" — это отдельная тема, и подробнее о ней будет сказано чуть позже. Выбор Печориным для службы правого фланга, где воевали "золотая молодежь" и искатели приключений и наград, конечно, знаменателен.

К истолкованию романа М. Ю. Лермонтова "Герой нашего времени"

Но одна эта деталь не в состоянии перевесить всех аргументов "за" Печорина. Кроме того, Лермонтов не говорит прямо, что Печорин до отпуска в Пятигорске был в деле именно на Правом фланге: Пример же с романом "Проделки на Кавказе" ничего не решает. Он говорит лишь о восприятии Печорина автором этого романа, максимум — о том, что лермонтовское сочинение и образ Печорина в частности допускают такую трактовку.

Но не о том, что эта трактовка обязательна и что только она истинна. Существеннее, по-моему, другая мысль А.

Иными словами, мы знакомимся не с Грушницким, но с его образом, созданным свидетелем пристрастным и недоброжелательным. При этом Грушницкого в том виде, как он представлен в печоринском дневнике, отличает явно, почти до шаржированности театрализованное поведение в духе ультраромантических героев Марлинского; Печорин же, напротив, не раз "нарушает" эти романтические стереотипы см.

Печорин язвительно говорит о Грушницком: Но ведь и Печорин оказывается "героем романа": Так, Лермонтов отмечает некоторое формальное сходство Печорина и Грушницкого, которое, однако, не является бесспорным свидетельством сходства характеров.

Я не рискнул бы утверждать, что вся история, рассказанная в "Княжне Мери", выдумана автором "Журнала". По обилию трафаретных литературных мотивов "Бэла", например, не уступает "Княжне Мери": Однако историю Белы рассказывает не Печорин, которого А. Марченко подозревает в "сочинительстве", а простодушный и совсем не склонный к фантазированию Максим Максимыч.

Невозможно отрицать способность Грушницкого не только ко злу здесь он уступает главному героюно и к совершению подлого поступка. Таких поступков, как согласие на участие в дуэли, когда противнику подается незаряженный пистолет, за Печориным не числится. Так что хотя бы в этом одном он отличается от Грушницкого в лучшую сторону.

В "Княжне Мими" есть и интриги, и роковая дуэль. Но в повести Владимира Одоевского главные герои оказываются жертвами светской сплетни, которая разрушает счастье влюбленных и губит на поединке невиновного. Печорин же, хоть и говорит о своем презрении к пятигорскому свету к "водяному обществу"принят и вращается в этом обществе. Княгиня Лиговская готова дать согласие на брак дочери с Печориным, Мери его по-настоящему любит. Против героя затевают "заговор" Грушницкий и драгунский капитан, но он легко побеждает их козни.

В итоге, любовному и семейному счастью Печорина ничто не препятствует; но такое счастье ему не. В конечном счете, не Печорину наносит зло свет, а он несет страдания и даже смерть окружающим — терзая княжну Мери да и Веруубивая Грушницкого Такое несовпадение сюжета "Княжны Мери" и светских повестей может иметь двоякий смысл.

Герой нашего времени - Бэла. 1965. Полная версия.

Во-первых, на фоне светских повестей ярче, резче видны теневые, темные стороны характера героя и его непохожесть на персонажей, страдающих по воле жестокого и завистливого общества.

Во-вторых, Лермонтов, вероятно, стремился показать одиночество и трагедию разочарования Печорина как внутреннее состояние персонажа, а отнюдь не как следствие чьих-то злых интриг. Читатель из предисловия к "Журналу Печорина" знает, что лермонтовскому герою суждено прозаически-заурядно умереть на обратном пути из Персии, и потому ему более интересны психологические подробности, чем судьба Печорина: Вполне возможно, что "Фаталист" был написан независимо от замысла "Героя нашего времени" и первоначально не входил в состав романа.

Но ведь не случайно же Лермонтов включил эту повесть в его текст. Печорин "Княжны Мери" и Печорин "Фаталиста", на мой взгляд, различаются не столь сильно, как представляется А. Да, в "Княжне Мери" он праздно проводит время, влюбляя в себя молоденькую девушку и убивая на дуэли бывшего приятеля, а в "Фаталисте" задает себе вопрос о существовании судьбы и рискует собственной жизнью в надежде найти на этот вопрос ответ.

Но в "Княжне Мери" в ночь накануне смертельно опасной дуэли он размышляет о другом, не менее серьезном философском вопросе — о смысле собственного существования. Марченко соображения не доказывают заурядности Печорина, его сходства с Грушницким, но, действительно, порождают некоторые сомнения в справедливости традиционного мнения о главном герое лермонтовского романа. При внимательном чтении в произведении обнаруживаются еще некоторые свидетельства намеренной неоднозначности в авторской характеристике Печорина.

Страница 2 - 2 из 3.